?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

из степей Казахстана и Сибири на Кавказ, начался распад господствовавшего здесь Сабирского союза племен. А затем под ударами появившихся на Северном Кавказе в 70-х гг. VI в. тюрок Западно-Тюркского каганата окончательно прекратили существование раннетюркские (гунно- булгарские) племенные объединения. Часть их, не вошедшая в состав Тюркского каганата и не пожелавшая покориться тюркам, переселилась в Албанию под защиту Сасанидского государства. Поселения этих тюркоязычных сабир, булгар, хазар и других племенных подразделений, говоривших на архаических тюркских наречиях и диалектах, далеким потомком которых является современный чувашский язык, и сильно отличавшихся от языка остальных тюрок, возникали на границах сасанидских владений в важных стратегических пунктах Албании, прикрывающих главные пути вторжений с Северного Кавказа в пределы государства - Дербендский проход и Аланские ворота (Дарьял). Эти поселения ранних тюрок, так же как и поселения ираноязычных татов, курдов и северокавказских алан (немногочисленная часть последних обитала в Албании еще со времен гуннского вторжения на Кавказ в IV в.), отвечали целям противовеса коренному населению страны и защиты перевалов и укреплений, ведущих с Кавказа, от нападений со стороны своих же соплеменников. Они располагались по линии Кабала – Маскат – Муган – Шамхор - Кабала и вместе с оборонительными сооружениями Прикаспийской полосы (Бармакская и Гильгильчайская стены) и мощными укреплениями Дербенда представляли собой единый, хорошо продуманный и осуществленный оборонительный комплекс Сасанидов в Албании. В целом же все эти пришлые племенные группы, в той или иной степени участвовавшее в этнокультурных процессах в Албании и формировании ее генофонда, тем не менее не играли важной роли в характере давно наметившихся этногенетических процессов и не оказали сущестBeHного влияния на складывавшееся веками их основное направление. Более того, с возникновением в начале V в. в Албании на древнеудинском языке национальной письменности и появлением оригинальной церковной (местной и переводной) и светской литературы на доступном большинству населения языке, образованием сети школ и развитием национальной албанской культуры, - все это значительно ускорило давно назревший процесс слияния различных этнических, языковых и религиозных групп внутри албанского общества. Следствием этого явилось оформление кавказоязычной албанской общности, имеющей все основные признаки раннесредневековой народности - национальную государственность, исторически сложившуюся территорию проживания, общность языка, религии, культурных традиций и ценностей и другие отличительные признаки.

На территории Южного Азербайджана обитали племена, связанные происхождением с древнейшими переднеазиатскими общностями и говорившие на своих особых языках, относящихся, вероятно, к хурритским, кассито-эламским и другим древним языковым группам. Однако после завоевания Северо-Западного Ирана ираноязычными мидийскими племенами и оседания их на территории будущей Мидии и образования сильного Мидийского царства (начало VII в. до н. э.), поглотившего территорию Манны с ее разноязычным населением, началось постепенное вытеснение местных диалектов и наречий мидийскими. При политическом господстве мидян, а следовательно, и мидийского языка, сфера применения местных языков и диалектов все более сужалась, пока не перешла в домашний обиход, а затем исчезла совсем. Распад Ахеменидской державы, в состав которой с середины VI в. до н. э. входила и Мидия, привел к возникновению к концу IV в. до н. э. на территории Малой Мидии (Южный Азербайджан) государства Адурбадаган (Атропатена). По-видимому, уже к концу III - началу II в. до н. э. в Адурбадагане сложились предпосылки для образования адурбадаганской (атропатенской) народности и общеразговорного языка - койнэ. В последующие столетия процесс укрепления Адурбадагана сопровождался дальнейшим развитием адурбадаганской народности и ее языка. В сасанидский период (III - VII вв.) уже, по-видимому, большая часть населения Адурбадагана представляла собой ту этническую общность и тот особый разговорный язык, которые у арабских авторов IX - X вв. именуются азери (азарийа). Масуди отмечал, что основная часть населения Азербайджана говорит на языке азери, который он считал особым «персидским» диалектом, наряду с дари и пехлеви. Ибн Хаукаль вполне определенно говорит об азери как о языке, отличавшемся от персидского. Истахри также свидетельствует, что язык Азербайджана «труден для понимания». Мукаддаси в этой же связи конкретизирует, что язык жителей Азербайджана - «персидский», но труден для понимания, он «нехорош», в нем есть «напряжение», отдельные его слова напоминают «хорасанские». О том, насколько раннесредневековый язык азери, на котором говорило большинство населения Южного Азербайджана, отличался от персидского, свидетельствует рассказ азербайджанского ученого XI - XII вв. жителя Тебриза Хатиба Тебризи, сохраненный в труде Иакута Хамави. Когда в молодости
229
Хатиб Тебризи учился в Сирии у знаменитого в то время ученого Абул-Ала, то случайно встретил в мечети своего земляка из Тебриза и беседовал с ним на языке азери. На вопрос своего учителя, присутствовавшего при их разговоре, на каком языке они разговаривали, Хатиб ответил, что это «язык Азербайджана». Оказалось, что прекрасно знавший наряду с арабским и персидский язык Абул-Ала не понял содержания беседы. Лексико-этимологический и грамматический анализ сохранившихся фрагментов на языке азери, отражавших тебризский и ардебилъский диалекты азери, позволил вполне определенно установить, что ардебильское наречие носило черты, весьма сближающие его с современным талышским языком. Прямыми потомками других диалектов языка азери, сохранившихся до настоящего времени, являются диалекты и наречия Южного Азербайджана - харзани (к северо-западу от Тебриза) с родственными ему говорами; керингани (к северо-востоку от Тебриза); халхали (диалект Шахруда и юго-восточной части Южного Азербайджана) и ряд других наречий и говоров.

Таким образом, накануне арабского завоевания, сыгравшего весьма важную роль в истории Азербайджана и его народа, на его исторической территории существовали две разные по языку, сложившиеся в разное время (на юге раньше, чем на севере), этнические общности – азерийская в Адурбадагане, албанская (удиноязычная) - в Албании (Арране).

В середине VII в. процесс естественной эволюции кавказоязычной албанской народности был нарушен в результате арабского завоевания Албании (Аррана) и ликвидации в VIII в. ее государственности. В стране, как и во всем Закавказье, началось постепенное распространение новой религии, принесенной арабами - ислама, а также арабского языка как официального языка государства - Халифата и его государственной религии. Уже с VIII в. в Албании наметился, а затем принял широкие масштабы процесс исламизации христианского и нехристианского албанского населения. Принятие ислама давало обращенным целый ряд привилегий экономического и социального характера. Как правило, первыми принимали ислам крупные и мелкие нахарары и азаты (феодальные владетели - князья и дворяне), купцы, ремесленники, горожане и другие группы населения города и деревни, в той или иной степени связанные с арабской администрацией и зависимые от нее. Процесс исламизации населения Албании, особенно ее большей христианской части, не носил однако с самого начала массового характера. Массовая исламизация албан началась позднее, в IX - X вв. Следствием этого процесса явилось весьма важное явление: исламизация удиноязычного албанского населения сопровождалась его постепенным переходом на арабский и персидский языки. Арабские авторы, побывавшие в Арране и Азербайджане, отмечают, что «языками Азербайджана и Аррана были персидский и арабский, но население Двина и его окрестностей говорят по-армянски, а вокруг Барды говорят по-аррански» (Истахри). Ибн Хаукаль также свидетельствует: «Что же касается языка жителей Азербайджана и большинства жителей Арминии, то это персидский и арабский, но мало кто говорит по-арабски, а кроме того, говорящие по-персидски не понимают по-арабски. Чисто по- арабски говорят купцы, владельцы поместий, а для многих групп населения в окраинах Арминии и прилежащих стран существуют другие языки, как армянский - для жителей Дабила (Двина) и его области, а жители Барда'а говорят по-арански». Упоминание арабского и персидского языков как разговорных языков в Арране не означало, однако, что территория Северного Азербайджана была густо заселена арабами и персами. Это был вполне объективный и закономерный этнопо- литический процесс, который протекал в каждой стране, завоеванной арабами, от Северной Африки до Средней Азии. Приняв ислам, покоренное население, в данном случае албанское, было вынуждено переходить на язык Корана, а с ним и на письменность завоевателей. Это, в свою очередь, закономерно вело к утрате своего родного языка и своей письменности. Функционирование же персидского языка объяснялось тем, что еще, пожалуй, с Ахеменидов этот язык (наряду с арамейским) был языком межнационального (межгосударственного) общения в Закавказье, а также сильным культурным влиянием Ирана на народы данного региона, оказавшим воздействие и на самих завоевателей - арабов. Что же касается арабских поселенцев, то они действительно размещались в Арране (как и в других странах) уже при первых халифах с той же целью, с какой в свое время при первых Сасанидах возникали татские, курдские и тюркские поселения. Однако по сравнению с местным коренным населением количество этих арабских поселенцев (как, впрочем, и всех других) было весьма незначительно. Оторванные от своей родины, окруженные инокультурной и иноэтнической средой, они постепенно смешивались с исламизированным местным населением, а со временем утратили и то единственное, что их еще выделяло из общей среды, - свой язык. Потомки этих самых арабских переселенцев теперь говорят на азербайджанском языке так же, как и потомки всех других этнических групп, волею истории связав-
ших свою судьбу с землей Азербайджана.

Вместе с тем значительная, а в первые столетия господства арабов и подавляющая часть населения Аррана продолжала говорить на своих родных диалектах и наречиях, и языком общения внутри албанского общества (как языком культуры и письменности) продолжал оставаться албанский. В этом отношении очень ценными являются прямые указания тех же арабских авторов, свидетельствующих, что «в Армении говорят по- армянски, а в Арране по-аррански» (Мукаддаси), или «вокруг Барды говорят по-аррански» (Истахри). Несомненно, что островки албанского языка и его диалектов продолжали существовать еще достаточно долго и после X в., особенно в горных районах Албании (Шеки, Капалаке, Хачене, Варанде, а также к западу и югу от Гянджи). Вполне возможно, что они сохранились бы и до наших дней (во всяком случае в значительном объеме), если бы не начавшийся наряду с исламизацией тогда же, начиная с VIII в., параллельный процесс григорианизации албанской церкви и арменизации другой части населения Албании. В силу разных, объективных и субъективных причин (в частности, из-за одного и того же толка христианства - монофизитства, исповедовавшего церквами Армении и Албании) языком церкви Албании постепенно становился армянский, вытеснявший из литургии албанский. Параллельно вытеснялась из культурного обихода и албанская письменность, заменяясь армянской. Вследствие же утраты своей национальной письменности, а с ней многих культурных традиций и достижений, часть албанских христиан, пройдя обязательную в этом процессе стадию албано-армянского двуязычия, переходила на армянский язык и арменизировалась, подобно тому, как другая часть албан, приняв ислам, переходила на арабский и персидский языки. Много столетий спустя это арменизированное албанское население уже в основном не помнило своего албанского корня и прошлого (особенно в Гарабаге). Именно это арменизированное албанское население еще в XVIII в. составляло довольно значительную часть жителей Шеки, Кабалы, Гянджи и других районов и обращалось с просьбой к Петру I оградить их от исламизации, которая имела здесь место со стороны их же албанских соплеменников-мусульман. «Население наших деревень и страны Шеки насильно сделали турками (обратили в ислам), наши рукописи, книги и церкви сожгли, наших священников истребили. Многие люди были истреблены мечом из-за их веры. Теперь днем являемся турками, а ночью становимся армянами, другого выхода не имеем...», - писали крестьяне из Кабалы Петру I в 1725 г., еще ничего не зная о его смерти. Равным образом, принявшее ислам албанское население уже не выделяло себя из мусульманского мира и, пользуясь тюркским (азербайджанским) языком общения, противопоставляло себя христианам - «армянам» Албании, уже и не подозревая, что и они и «армяне» - две части одного и того же народа. Вместе с тем и на правобережной и левобережной Куре продолжало существовать и собственно албанское население, продолжавшее свои собственные самобытные культурные традиции и, что особенно важно, сохранившее свой особый албанский (древнеудинский) язык и христианскую веру (с характерными пережитками древнеалбанских религиозных культов, в частности Луны). «Мы агваны (албаны) и по нации утийцы...», - писали они из Гарабага Петру I. Это население сохранилось и до настоящего времени, хотя в очень небольшом числе - удины Огуза, Ниджа. Население сел. Сейсулан (Агдеринский р-н бывшего НКАО) в конце XIX - начале XX в. еще говорило по-удински, а затем перешло на армянский.

Таким образом, арабское завоевание сыграло в истории Албании двоякую роль. С одной стороны, оно привело к распаду албанской государственности и деэтнизации раннесредневековой албанской народности. С другой стороны, исламизация населения Албании и отсутствие прочного единого политического образования на ее территории (исключая государство Ширваншахов) создали важные предпосылки для будущего объединения двух частей Азербайджана и формирования единой для него народности.

Арабское завоевание Южного Азербайджана (Адурбадагана) явилось также важным этапом в истории азерийской (атропатенской) народности. Уже с VII в. здесь начал распространяться ислам. К концу IX - началу X в. исламизация Адурбадагана (в арабской передаче - Азербайджан) приняла уже массовый характер, и быстрее, и менее болезненно, чем в Албании. Помимо других причин это объясняется еще и тем обстоятельством, что в отличие от христиан, «людей Писания», верующих в единство бога (что было созвучно исламу), зороастрийцы уже с самого начала стали подвергаться преследованиям со стороны арабов как «многобожники». Это вынуждало их или спасаться бегством, или оставлять поклонение огню и принимать ислам. Одновременно с распространением ислама здесь так же, как и в Албании, начал внедряться и арабский язык. Однако в целом население Адурбадагана избежало тех негативных последствий исламизации, которые привели в Албании к размежеванию населения по религиозному и
231
языковому признаку. И, несмотря на то, что еще долгое время довольно значительная часть населения сохраняла религию своих предков - зороастризм (особенно в труднодоступных горных районах) и упорно сопротивлялась исламу (о чем красноречиво свидетельствует восстание Бабека в IX в.), но потом все же она была исламизирована, однако в своем большинстве не утратила своего языка и не подверглась деэтнизации в той степени, в какой это произошло в Арране. В этом и состоит коренное отличие результатов арабского завоевания Адурбадагана. Но и оно сыграло в его истории также двоякую роль. с одной стороны, арабское завоевание привело к распаду Сасанидской державы, частью которой являлся Адурбадаган. С другой стороны, исламизация населения Азербайджана и включение его наряду с Арраном и Ширваном в одну административную единицу в составе Халифата также подготовили почву для интеграции в будущем двух частей Азербайджана.

Во второй половине XI в. Азербайджан, Арран, Ширван и другие страны были завоеваны огузами - среднеазиатскими тюркскими племенами, во главе которых стали султаны из династии Сельджукидов. Огузское завоевание положило начало наиболее важному этапу в развитии этнолингвистических общностей в обеих частях исторического Азербайджана и предопределило устойчивый характер этногенетических процессов на всей его территории. Оно устранило все три основные причины, препятствовавшие возникновению единой средневековой народности и единого разговорного языка - койнэ.

1. Начиная с огузского завоевания обе части Азербайджана (за исключением государства Ширваншахов) при господстве власти тюркских династий развивались в рамках в делом единой государственной системы. Эта государственная система, в центре которой находился Азербайджан, заложенная огузским завоеванием (XI - XII вв.), получила свое дальнейшее развитие при Атабеках (XII - XIII вв.), Эльханах (XIII - XIV вв.), Ак-Коюнлу и Кара-Коюнлу (XV в.) и завершилась образованием азербайджанского государства Сефевидов в XVI в.

2. Еще до огузского завоевания основная масса населения Северного и Южного Азербайджана была уже исламизирована и в целом едина по религии. Даже несмотря на существующие внутри мусульманского общества различные, порой враждебные религиозные направления (шафииты, сунниты, шииты и др.). эти особенности не препятствовали религиозной интеграции между местным населением и тюрками-завоевателями. Последние являлись ревностными мусульманами, исповедовавшими ислам суннитского толка. Общность религии значительно облегчала развитие всесторонних контактов между теми и другими, особенно при заключении браков.

3. Наконец, огузское завоевание Азербайджана коренным образом отличалось от сасанидского и арабского завоеваний. В отличие от двух предыдущих завоевателей, тюрки переселялись в Азербайджан, Арран, Ширван и другие области целыми племенами, со своими семьями, скарбом, бесчисленными стадами скота и табунами лошадей. Они постепенно осваивали новую для себя землю и оставались здесь навсегда. Азербайджан стал для них новой родиной. Источники сообщают о заселении тюрками равнинных районов Ширвана и Аррана, расселении их на Мугани, вокруг оз. Урмии, в районах Салмаса и Хоя, Тебриза и Мараги, других смежных областях. Ничего подобного еще не было в тысячелетней истории Азербайджана. К огузскому завоеванию восходит появление на территории Северного и Южного Азербайджана топонимов, связанных с оседанием тюрок в соответствующих районах. Из 24 огузских племен, составлявших огузскую конфедерацию, 18 этнонимов четко фиксируются в Азербайджане. При этом тюркоязычное население Азербайджана постоянно увеличивалось как за счет частого притока тюркоязычных племен из Средней Азии через Иран (особенно в эпоху монготьских нашествий), так и за счет инфильтрации с Северного Кавказа (кипчаки и другие тюркоязычные группы). Кроме того, что очень важно, именно с огузского завоевания определился процесс постепенного, но непрерывного перехода на тюркский (огузский) язык местного коренного (нетюркоязычного) населения. Этот процесс протекал повсеместно и, хотя имел свои характерные особенности и развивался с разной интенсивностью (в зависимости от конкретных географических, политических, этнических, культурных и других условий), но везде проходил свою непременную стадию двуязычия в Арране и Ширване - aлбано-тюркского и арабо-персо-тюркского, в Азербайджане - азери-арaбо-тюркского. Процесс тюркизации, несмотря на целый ряд общих закономерностей для всего Азербайджана в целом, имеет и свои отличительные признаки, обусловленные историческим наследием на севере и на юге и тысячелетним раздельным существованием обеих частей. В Северном Азербайджане его развитие значительно тормозилось наличием полунезависимого государства Ширваншахов с его смешанным албано-татским и
232
лезгинским (в бассейне Самура) населением, которое сохранилось и до сих пор, а кроме того, сопротивлением исламизации (и тюркизации) довольно значительного (особенно в горных районах) христианского населения Ширвана и Аррана, сливающегося с «армянами». В Южном Азербайджане процесс тюркизации шел, очевидно, быстрее, а также менее болезненно, хотя и здесь довольно прочные позиции азерийского языка и его диалектов и глубокие местные культурные традиции долго препятствовали победе тюрского языка. В целом же, являясь следствием огузского (тюркского) завоевания, политического господства тюрок и их языка, процесс формирования единой средневековой азербайджанской народности и единого средневекового тюркского азербайджанского языка явился объективным, закономерным явлением в трудной тысячелетней истории Азербайджана.

Таким образом, азербайджанцы - это особый тюркоязычный народ. Этнические общности, составляющие его основу и вошедшие в его состав, своими корнями уходят в местную кавказско- переднеазиатскую этническую среду и имеют тысячелетние культурно-исторические традиции. В процессе своего развития он вобрал и растворил в себе не только различные этнические и языковые элементы, но и не свойственные данному региону антропологические типы. Эти явления были обусловлены оседанием на территории Азербайджана уже достаточно рано, но в массовом масштабе в XI - XII вв. тюркоязычных этнических групп, принесших с собой незначительный монголоидный компонент. При их непосредственном участии сформировалась средневековая азербайджанская народность и разоговорный азербайджанский язык, в основу которого легли диалекты и наречия огузских племен.


"История Азербайджана с древнейших времен до начала ХХ века. Баку, Элм, 1995, стр. 394-408

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
osoby_tolk
Nov. 18th, 2017 10:38 am (UTC)
Познавательно!
yusif_rauf
Nov. 18th, 2017 06:28 pm (UTC)
В тексте очень много ошибок. Видимо, наборщики были неграмотными. Придется исправлять :-((
( 2 comments — Leave a comment )

Profile

yusif_rauf
yusif_rauf

Latest Month

March 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner